8(38369)38-238

Cельсовет

Важные ссылки

Правительство Новосибирской области

 

 

 

Сайт перенесен на новую платформу и доступен по ссылке 

http://novokulik.nso.ru/

 

Летопись села Новые Кулики.

 

 

Неведомая, дикая, седая,

Медведицею белою Сибирь,

За камнем, за Уралом, пропадая,

Звала, звала в серебряную ширь.

Что в этой шири?

Где кому раздольно?

А, может быть, и нет у ней конца!

Но к ней тянулись за вольготной долей

Отчаянные русские сердца…

     И. Сельвинский.

Как появилось поселение, каковы корни его возникновения?

Многое видела Сибирь за  тысячелетия: войны, победы, стройки, разрушения. «Безлюдною Сибирь не была.

В 13 веке, после распада кровавой империи Чингисхана, на обширных землях восточнее Урала обосновалось Сибирское ханство – один из осколков Золотой Орды. Татарская конница опять и опять жгла русские селения, убивала, уводила в полон женщин и детей.

Вот в такое время в истории России впервые появляется имя Ермака.

Он со своей дружиной в одну тысячу человек пошёл в зауральский поход, 26 октября 1582 года, сокрушив главные силы Кучума, Ермак занял столицу Сибири Кашлык. Размётаны по Сибири полчища салтана сибирского . За нашим Большим озером поселились части татарского войска. Весь лес принадлежал им. Они стали заниматься земледелием, скотоводством. Коневодство было главной отраслью. Вблизи селения находились могилы, которые русские стали называть «мазаратами». У народа была своя культура, свои обычаи, но грамоты татары не знали, не обучали и детей своих.

И вот хлынули в Сибирь «встреч солнцу» тысячи отважных, работящих русских людей, шли они сюда «в поиск новых земель, за волей вольной».

А сколько здесь было землицы! Да какой! Не барские угодья под Тамбовом, на Дону или Волге. Ширь! Высота поднебесная! И не жалкая солома на крыше хатёнки, леса векового на добротные избы не сочтёшь. Паши, сей: угодья не мерены, рыба в озёрах не пугана, тайга – красоты первозданной. Сотни тысяч людей бежали сюда от крепостной неволи, от дикости и варварства помещиков течение всего 18-19 столетия, на богатейшие сибирские земли, на постоянное жительство переселялись крестьяне из центральных областей России. И в это самое время в 1882 году поселился на берегу нашего Большого озера Кирилл Родионович Куликов со своими сыновьями: Федотом, Андреем, Лаврентием. Мастерами в любом деле были братья, могли даже документы подделать, если была нужда, видно, были у них свои счёты с властями, за лучшей долей пришли они в Сибирь.

Строились крепко, с размахом: для жилья – дома-крестовики, избы-пятистенки. Куликовы вели крепкое крестьянское хозяйство: обрабатывали целину под пашню, разводили скот, занимались охотой и рыболовством. Вслед за Куликовыми переехали ещё переселенцы.

Постепенно застроилась наша деревня в 4 улицы: Озёрная, Японская, Поляцкая и Забегаловка в 2 дома, а дальше было болото, за болотом шумела роща, на пригорке по дороге в Чаймаки стояла ветряная мельница.

В начале 18 века царские чиновники проводили перепись  населения, они же и называли деревни, так появилось название деревни Кулики по фамилии первых поселенцев Шипицинской волости, Каинского уезда.

Деревня жила по своим законам: все житейские вопросы решал сход. На сходе выбирали старосту, это был обычно человек среднего достатка. В 16-17 году в Куликах был старостой Буйнов Корпей Иванович, в его обязанности входили: учёт скота и пашни. Скот и пашня облагались налогами. Корпей Иванович следил за выплатой налогов и вручал повестки в царскую армию. 

Достойно служили куликовские парни в царской армии: Лушов Фёдор и Калинкин Кузьма были награждены Георгиевскими крестами.

Первым председателем сельского Совета был Калинкин Фёдор, деревенский сливкоотделитель.

После конреволюционного мятежа в Сибири началась гражданская война, в 1919 году началось урманское восстание. На территории партизанского  края была проведена запись добровольцев, среди которых были наши односельчане: Шпаков Естифей, Котлевский Арсений, Фролов Терентий,

Пеньковский Терентий, Буйнов Григорий.

Кровопролитие продолжалось до глубокой осени, остатки партизанских отрядов укрывались в непроходимых урманах, чтобы собрать силы для нового наступления. В боях и колчаковских застенках погибло более 1600 повстанцев.

Главной причиной поражения восстания было отсутствие оружия, партизаны были вооружены в основном охотничьими оружиями, топорами.

В октябре 1919 года части красной армии форсировали реку Тобол и перешли в наступление, отходя под ударами Пятой  армии и партизанских отрядов колчаковцы оставляли за собой кровавые следы. Не обошли эти следы и нашу деревню. Коварная  рука предателя Прокушева и Данилы Духовского  показала на оставшихся в деревне партизан.

Был праздник Покрова, всё село радовалось первому снегу. Парни играли на поляне в шаровки. Вдруг верхами налетели 22 белогвардейца, окружили деревню, у них был список, заранее приготовленный предателями.

Был схвачен  Терентий Фролов, Евстифей Шпаков, их зверски избили нагайками.

Лишь немногим удалось спастись. Терентий Пеньковский ушёл болотом в Большой рям, по дороге он случайно увидел Буйнова Григория, возвращавшегося с заимки, и предупредил его о том, что в деревне белые.

Терентия Фролова, Евстифея Шпакова увезли в Шипицино, там расстреляли, всех расстрелянных закопали в общей яме. Родные Фролова и Шпакова поехали в Шипицино, откопали своих, привезли домой, похоронили по христианскому обычаю, только вместо креста поставили партизанам обелиск в виде штыка. (Деревянный обелиск долго стоял на деревенском кладбище).

Отгремели бои гражданской войны, несмотря на огромный материальный ущерб, наша деревня жила крепкими единоличными хозяйствами, жители исправно платили налоги, трудились от зари до зари, вся надежда была только на свои мозолистые руки.

Сыновья не отделялись от родителей. Так было и семье Буйновых: пятеро братьев с жёнами и детьми жили под одной крышей, также было в семье Куликовых и Дорофеевых. Батраков в деревне не было, с хозяйством управлялись сами. Если и брали в семью чужого сироту, то он был полноправным членом семьи, и если хозяева сами трудились, то и он не мог сидеть на печи.

На вечеринках собиралась молодёжь, летом  - на поляне, зимой откупали избу, особенно часто собирались у Агафьи Хорзовой.

На одной из таких вечеринок приглянулась  Гурьяну  Носкову Любава, но «веры» у них были разные: православная и кержацкая, поэтому и родители не соглашались на брак. И украл Гурьян Любаву, обвенчались они в церкви села Шипицыно ( В Куликах церкви не было, был только молебный дом на Озёрной улице).Пришлось сменить Любаве свою православную веру на кержацкую, в угоду любимому мужу, против воли родительской. И жила семья счастливо до 30-х годов, а с 30-х годов начнётся ещё одна трагическая история, не только страны и деревни, но и семьи Носковых.

В 1930-ом году после статьи Сталина «Великий перелом» сплошная коллеуктивизация охватила страну, рос культ личности Сталина, он боролся за власть, отстаивая свою политику относительно крестьянского вопроса, его девизом был лозунг: «арестовать, судить, расстрелять». Волна репрессий прокатилась по самым дальним уголкам страны, дошла и до нашей деревеньки. По линии НКВД были репрессированы Носков Гурьян Осипович, Носков Осип Максимович, не пожелавший предать отца, не захотевший отделиться от него, Буйнов Гурьян Филиппович, Буйнов Филипп Васильевич, Куликов Григорий Родионович, Плотников Павел Кузьмич, Куликов Дорофей.

Начался раздел земель и лесных угодий. У Терентия Пеньковского забрали осиновый колок для колхозных нужд. И не выдержало сердце бывшего красного партизана: умер Терентий Пеньковский, убило его равнодушие людское, не смог он остаться крестьянином без земли. Такая же волна репрессий была и годы Отечественной войны.

В 1930 году насильно в селе Новые Кулики образовался колхоз «Серп и молот». Неграмотные крестьяне плохо разбирались в политике, им было ясно одно: их добро, нажитое кровью и потом, будет общим с теми, кто не очень-то заботился о своём благосостоянии. Так, например, говорят старожилы, в 30-ом году был избран председателем человек малограмотный, бесхозяйственный. Занял он со своей семьёй крестовый дом зажиточного крестьянина Дорофеева, и уже через месяц дом стал хуже скотного двора.

Многих зажиточных крестьян лишили всего: скота, пашни, выгнали из домов. Дорофеевых и Куликовых сослали за болото, но они не испугались трудностей, хорошо знавшие крестьянское дело, они обжились и в тайге.

Оставшиеся же в деревне «лишённые» крестьяне не пользовались абсолютно никакими правами. И налоги должны были выплатить вовремя и полностью.

Так Надежда Осиповна Тимкина рассказывала о своей семье, которая была лишена всего. Много испытаний выпало на её брата Николая, который не хотел  отделяться от отца. Как сын «лишенного», он должен был отбыть в трудовую армию. Три года в тяжёлых условиях Николай работал на шахте Кузбасса. Домой вернулся весной 37-го года. А осенью 37-го года вместе с отцом и братом Гурьяном был репрессирован по линии НКВД. В единственном письме, которое получила Надежда Осиповна Брат писал:

«В Куйбышевской тюрьме с отцом  нас разлучили, и срок мой, сестрица, неопределённый.»

Много трудностей вынесла и пережила его жена Мария. Исполняя провинность жены «лишенца», «врага народа» она вручную, лопатой копала дорожные кюветы. Спасая свою жизнь и жизнь своего ребёнка вынуждена была выйти замуж за счетовода, который оказался хорошим человеком и понимал и жалел Марию.

Волна репрессий прокатилась и в годы Отечественной войны. В 1942 году 7 месяцев отсидела в тюрьме пятнадцатилетняя Александра Савенко (Александра Михайловна Батыгина). 5 лет давали девчонке за неправильную раздачу зерна. Работала Александра счетоводом, а председатель выписал жителям пшеницу по 1 килограмму, отвечать же пришлось её, так как по документам  выдала пшеницу именно Александра.

Человеческая жизнь ценилась дешевле горсти зерна. Крестьянин, работающий на земле, вырастивший хлеб своими руками, сам не мог прикоснуться к нему, оставляя своих детей голодными..

Так за горсть зерна была арестована мать Плотникова Анатолия Афанасьевича. Он же со своей сестрой Валентиной малолетними остались на

Руках у чужих людей. Но вскоре, по ходатайству односельчан,  мать отпустили.

22 июня 1941 года нежданно-негаданно над нашей Родиной нависла смертельная опасность. Фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на нашу страну..

Неисчислимые беды и страдания принесла Великая Отечественная война.

1418 дней и ночей продолжалось кровопролитное сражение с лютым врагом. На тысячи километров растянулась линия фронта от Белого моря до Чёрного. Горели города и сёла, тысячами гибли люди.

126 наших односельчан ушли на фронт. Наши земляки участвовали во всех крупных сражениях: громила врага под Курском, форсировали Днепр, освобождали Украину, Белоруссию, Молдавию, Литву, Латвию, Эстонию.

Освободив родную землю, Советская Армия помогла избавиться от фашистского ига многим народам Европы. Сибиряки участвовали в освобождении  Польши, Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии.

Более 10 сибирских соединений сражались за Берлин.

Трудовой подвиг тыла совершили  женщины, девушки, подростки, старики. Они заменили ушедших на войну мужчин.

Женщины овладевали мужскими профессиями, раскрывая в себе невиданные силы. Работая за десятерых, выполняли призыв «Всё для фронта, всё для Победы!». Шестнадцатилетних девчат направляли работать на военные заводы. Так, Кожевникова Агафья Егоровна в годы войны работала на военном предприятии. Перенесла на своих руках несчётное количество снарядов, каждый из которых весил по 23 килограмма.

Женщины вручную косили, гребли и метали сено, ухаживали за колхозным скотом без всякой механизации. В военное и послевоенное время управляли тракторами, распахивали целину.

Умели наши односельчане хорошо работать, любили после работы весело отдохнуть. В сельском клубе молодёжь утопала в заполночной пляске-полечке, кроковяк. Почти каждую неделю ставили постановки. Часто проводили колхозные собрания, на которых примировались особо отличившиеся.

Незабываемым событием села стало появление на деревенской улице первого автомобиля. Это казалось чудом в нашем захолустье. В 1947 году была пущена первая электростанция, вечерние окна засветились ярким электрическим светом, в этом же году из Шипицино была протянута первая радиолилия.

Люди, собравшиеся около сельсовета, впервые услышали голос всей страны.

В 1949 году вышел указ об укрупнении колхозов.

Неперспективные колхозы «имени Коминтерна» (Морозово), «Наш Труд» (Вороново), «Власть совета» (Чаймаки), «Весеннее утро» (Улугуль), «Серп и молот» (Новые Кулики) слились в один колхоз им. Ленина с центральной усадьбой в селе Новые Кулики.

Из пяти деревень осталось только две. Оставлены лучшие угодья, богатые ягодами, покосами места, и вряд ли всё это возродится..

1955 год. Отчётно-выборное колхозное собрание выбирает своим руководителем Епанешникова Петра Семёновича. По воспоминаниям пожилых колхозников, это был редкой души человек. С каждым мог поговорить откровенно, сам брался за любое дело, заражая всех своим примером.

В 1956 году в колхозе имени Ленина получен небывалый урожай зерновых. Намолот составил 28 тысяч центнеров зерна. На заработанный урожай получили увеличенный коэффициент натуральной оплаты, чего хватило для своих нужд, а излишки продали.

За достигнутые успехи колхозники были награждены медалями, ценными подарками, а Петра Семёновича наградили Орденом Ленина.

Председатель уделял большое внимание новостройкам села.

В 1957 году распахнул двери новый клуб, было построено новое помещение правления колхоза, много жилых домов, животноводческих помещений.

Добрым словом вспоминают жители нашего села и другого председателя колхоза Мыц Василия Мефодьевича, много лет своей жизни отдавшего нашему колхозу, его становлению.

 

© Администрация Новокуликовского сельсовета, Венгеровского района, Новосибирской области.